3-ая международная конференция и выставка нефтегазовой и электроэнергетической промышленности “POGEE”, 18-21 мая 2005, Карачи, Пакистан :: Cтационарные аккумуляторные батареи
 





тел. Ростов+7 569 0020265,
не дозвонились?мы перезвоним!

На объектах, где используются стационарные аккумуляторные батареи важно обеспечить четкое и неукоснительное соблюдение всех требований по их надлежащей эксплуатации и обслуживанию.

3-ая международная конференция и выставка нефтегазовой и электроэнергетической промышленности “POGEE”, 18-21 мая 2005, Карачи, Пакистан

18-05-2005


18-21 мая 2005
3-ая международная конференция и выставка нефтегазовой и электроэнергетической промышленности “POGEE”
«Региональные и технические перспективы нефтяной и газовой промышленности Пакистана»
Место проведения: Karachi Expo Centre Г.Карачи, Пакистан

Оборудование для нефтяной и газовой отрасли, оборудование для разведки, разработки, эксплуатации, строительство и технологии.


Интервью с М.Слободиным

06-02-2006
Телеканал РБК, ДИАЛОГ

Ведущий Илья ГорбуновВЕДУЩИЙ: Какие выводы должны будут сделать те, кто отвечает за энергетику, прежде всего за столичную, особенно после того как холодная зима 2006 года, наконец, пройдет. Эту тему мы обсудим с Михаилом Слободиным, генеральным директором компании "Комплексно-энергетические системы".КОРР.: Честность в работе с населением проявил еще будучи пионером, когда нашел кошелек с пенсией и отнес его в милицию. Играет в настольный теннис, любит путешествовать. В России повидал много интересных и красивых мест. Девиз в жизни - работайте и вас заметят.ВЕДУЩИЙ: Владимиром Миловым, президентом Института энергетической политики.КОРР.: В детстве мечтал стать музыкантом, увлекается рок-музыкой. Любит бывать в Австралии и Океании. Оттуда привозит различные сувениры, которые с удовольствием коллекционирует. Считает, что всегда нужно говорить только правду и ничего кроме правды.ВЕДУЩИЙ: В разгар холодов издание "Газета" высказалась следующим образом, я это высказывание приведу: "Энергосистема столицы висит на волоске, и даже штатная авария на тепловых или электрических сетях может вызвать цепную реакцию отключения в Центральном регионе России". Предлагаю начать беседу, итак, может ли или нет штатная авария в Москве вызвать цепную реакцию в России?Михаил СЛОБОДИН: Первое - уберем тепловые сети, потому что штатная авария в Москве на тепловых сетях на Центральной России никак не скажется. Что касается электричества, безусловно, в Российской единой энергетической системе существует система противоаварийной автоматики, которая призвана локализовывать такие аварии. Я думаю, что после московского кризиса те уроки, связанные с диспетчированием, с взаимодействием технических служб между собой, были учтены, и такого системного развития аварии на другие территории, на Центральную часть России, я думаю, что не будет.Владимир МИЛОВ: Я согласен с Михаилом. Действительно, майская авария показала, что все-таки противоаварийная автоматика, которая еще в советское время устанавливалась, она работает. Действительно все-таки на ограниченном количестве территорий произошло распространение аварии, тогда всю Москву не отключили. Я думаю, что в общем и аварий в этом плане не надо бояться.ВЕДУЩИЙ: А как, принципе, могла возникнуть такая идея, что авария в Москве может сказаться на Центральной России?Михаил СЛОБОДИН: Дело в том, что, безусловно, у нас генерирующие источники взаимосвязаны друг с другом, и в целом благодаря этому мы имеем возможность получать электрическую энергию, которая вырабатывается на других территориях, поэтому именно сейчас Москва имеет возможность получать электрическую энергию из других регионов. В связи с тем, что в случае возникновения какой-то нештатной аварийной ситуации возникает соответствующее отключение генерирующих источников или сетевой инфраструктуры, и в результате работы противоаварийной автоматики проблема локализации...ВЕДУЩИЙ: Хорошо, противоаварийная автоматика сработает, а вот такое высказывание - "энергосистема столицы висит на волоске". Это из области журналистских фантазий или это все-таки имеет реальную оценку?Владимир МИЛОВ: Я думаю, это все-таки немножко гипертрофированная постановка вопроса. Мне кажется, нам сегодня правильнее говорить не столько об авариях, аварии - все-таки это крайнее развитие событий. Существует довольно много мер, которые постоянно принимаются, направленных на то...ВЕДУЩИЙ: Почему не стоит говорить об авариях?Владимир МИЛОВ: Предотвращать их возникновение. Мне кажется..., вот Михаил говорил об уроках, извлеченных из майского блэкаута в Москве. Я думаю, что главный урок состоит в том, что теперь тщательнее стали следить за состоянием системы, работать над тем, чтобы минимизировать вероятность возникновения аварийных ситуаций. Мне кажется, в этом отношении после мая месяца ситуация сильно улучшилась. Где она не улучшилась, это с наличием генерирующих мощностей. Спрос на электроэнергию растет и случаются такие ситуации, которая была на этой и прошлой неделе в Москве, когда мощностей просто не хватает. Аварии нет, но электроэнергии недостаточно для того, чтобы удовлетворить спрос.Михаил СЛОБОДИН: Проблема более системная на самом деле, я с Владимиром согласен. Дело в том, что сегодня спрос, который предъявляется населением, бытовым сектором и, соответственно, промышленностью, в период холодов существенно превышает возможности энергосистемы. В результате мы имеем плановые неаварийные отключения и ограничения потребителей. Для того, чтобы этого не было, это совершенно другой подход. Это нужно увеличивать генерирующие мощности, это нужно развивать сетевую инфраструктуру. Это более системная ситуация.ВЕДУЩИЙ: А почему не делали этого раньше? Давайте начнем с такого, может быть, риторического вопроса, но все-таки поймем проблему.Mихаил СЛОБОДИН: Первое - на самом деле об этой проблеме Анатолий Борисович Чубайс говорит уже, наверное, с того момента, как он пришел в РАО "ЕЭС России".ВЕДУЩИЙ: Но попал в точку почему-то именно в эту зиму.Михаил СЛОБОДИН: Потому что на самом деле примерно на этот период и прогнозировалась та ситуация, о которой говорили 5 лет назад.ВЕДУЩИЙ: То есть Чубайс хорошо знал, когда наступят в Москве холода.Михаил СЛОБОДИН: Холода лишь обострили эту проблему. Эта проблема уже была достаточно давно понятна тем специалистам, которые в этом секторе работают. Дело в том, что на сегодняшний день у нас не заработал инвестиционный механизм в электроэнергетике, в связи с тем, что рыночный механизм формирования цен на электрическую энергию только формируется. У нас сегодня затратный принцип ценообразования. У нас тарифные ограничения. На сегодняшний день последние три года РАО "ЕЭС России" регулируется ниже инфляции, соответственно, тарифных источников для финансирования существенной инвестиционной программы для покрытия растущих потребностей в электрической энергии у самих компаний реально нет.ВЕДУЩИЙ: То есть денег нет? Михаил СЛОБОДИН: Абсолютно точно. При этом на самом деле масштабы износа, мы уже 150 раз про это говорили, они реально растут, и нам нужно менять принцип, нам нужно привлекать частные инвестиции.ВЕДУЩИЙ: Об этом действительно давно говорилось. Денег действительно нет?Владимир МИЛОВ: Денег действительно не достаточно. Кстати говоря, эта проблема весьма актуальна для Москвы, где сейчас мы испытываем самые большие сложности с электропотреблением. Например, в Москве в 2002-2003 годах "Мосэнерго" работала просто с нулевой рентабельностью. То есть это как раз тот период, когда, вообще-то говоря, должны были закладываться основы для создания генерирующих мощностей под растущий спрос. Если бы тогда вложили деньги, то на самом деле, может быть, сегодня не было бы и того кризиса, через который мы все проходим.ВЕДУЩИЙ: Простите, но деньги исчезают в двух случаях: или их недостаточно получают, или их слишком много тратят. Вот как вы считаете, в случае с "Мосэнерго" какая была ситуация - недостаточно много получали?Владимир МИЛОВ: Скорее это, но с другой стороны, здесь есть еще одна проблема, кроме денег - это неэффективность централизованной энергетики, которая работает под руководством государства, и тех инвестиционных решений, которые принимаются. У нас уже много говорили о том, что у нас достаточно большие средства расходуются на строительство генерирующих мощностей - где? На востоке страны, например, Бурейской ГЭС, где нет дефицита генерирующих мощностей. При этом почти ничего не тратится на строительство новых мощностей там, где есть растущий рынок, там, где растет спрос, и там, где мощности в ближайшее время понадобятся. Вот эта система, не очень эффективная при распределении инвестиционных ресурсов, она существует в плановой централизованной экономики, частью которой до сих пор пока, к сожалению, является РАО ЕЭС.ВЕДУЩИЙ: Владимир, спасибо. Как вы прокомментируете, в частности, высказывания Владимира относительно Бурийской ГЭС? Не надо было достраивать?Михаил СЛОБОДИН: На самом деле ситуация другая, я бы сформулировал это следующим образом. Достраивать Бурейскую ГЭС, с моей точки зрения, необходимо было, но с другой стороны, мы уже три года ждем соответствующих решений правительства по поводу реализации механизмов по привлечению частных инвестиций в отрасль. Если 3-4 года назад мы приняли соответствующее решение, то вот сейчас уже начинали бы вводиться те мощности, которые бы покрывали растущий дефицит, потому что на сегодняшний день при запуске этих механизмов реально инвесторы готовы строить генерирующие мощности. Поэтому нужно создавать ряд серьезных условий, и, к сожалению, до сих пор они не были созданы.ВЕДУЩИЙ: Иначе говоря, реформа просто сильно запоздала?Михаил СЛОБОДИН: Да, с реформой, конечно, запоздали, это очевидно, об этом уже говорили и говорим несколько лет.ВЕДУЩИЙ: Хорошо, сегодня как бы вы оценили положение Москвы, как региона, который и производит электроэнергию, и ее потребляет?Михаил СЛОБОДИН: На самом деле Москва - самый крупнейший в стране потребитель тепловой и электрической энергии. Другие регионы по сравнению с ней отстают в разы. Это на сегодняшний день наиболее динамичный регион с точки зрения роста спроса на электрическую энергию. При этом даже не на сами киловатт-часы, а скорее на потребляемую мощность, в связи с тем, что активно развивается бытовое потребление населения, бизнес и так далее развивается. У них совершенно другие параметры спроса, нежели чем у промышленных предприятий. На самом деле сегодня дефицит даже не в киловатт-часах, а дефицит в мощности. То есть мы включаем чайники, включаем обогреватели и так далее...ВЕДУЩИЙ: Как вы прогнозируете дальнейшее развитие, мы будем все больше и больше их включать?Михаил СЛОБОДИН: Дело в том, что мы в Москве очень активно движемся к западной структуре потребления электрической энергии. Там большую, значительную часть, подавляющую часть потребляет бытовой сектор, малый и средний бизнес, у которого график спроса совершенно другой, нежели у промышленности. У промышленности он, как правило, более-менее ровный в течение суток и в течение года. В то время как у нас население, бытовой сектор и малый и средний бизнес имеет совершенно очевидные, ярко выраженные часы максимума нагрузок.ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Михаил. Насколько я вас понял, вся задача состоит сегодня не в том, сколько мы производим энергии, а именно как мы ее потребляем. Вы согласны с этим, Владимир?Владимир МИЛОВ: В какой-то мере. Я все-таки понял из слов Михаила, с чем я согласен, что главное - это создать механизм воспроизводства, инвестиционный механизм, который позволял бы электроэнергетике быстро следовать за спросом и отвечать на потребности рынка в новых генерирующих мощностях - вот это все-таки главное. А что касается Москвы... Москва - это действительно образец бурного экономического роста и перехода в постиндустриальную эпоху. Да, это экономика услуг, которая растет в значительной степени не за счет промышленности, а за счет коммерческого сектора. Растет довольно бурно и этот рост оказался немножко более быстрым, чем даже предполагали. Есть все основания ожидать, что и в дальнейшем спрос на электроэнергию в Москве будет существенно расти. Если за этим будет поспевать строительство новых мощностей, то значит никаких проблем не возникнет. А если реформа и дальше никуда не выльется и мощности строить не будут, то будем ограничивать еще больше, чем сегодня.ВЕДУЩИЙ: А может быть, все-таки проблема не столько в генерирующих мощностях, сколько в сетях?Владимир МИЛОВ: И в сетях тоже. Безусловно, это такая довольно острая ситуация, но с другой стороны, все-таки логика построения единой энергосистемы такова, что, во-первых, всегда речь шла о строительстве генерации рядом с крупными центрами потребления. Все-таки магистральные сети в основном служили для цели резервных перетоков между крупными энергопотребляющими регионами. Я думаю, что эту логику целесообразно сохранить, потому что чего электроэнергию передавать на далекие расстояния. Это связано с потерями не всегда экономически эффективными.ВЕДУЩИЙ: Но все-таки майская проблема в Москве возникла не из-за того, что какая-то электростанция остановилась, а из-за того, что просто полетела одна из подстанций в Москве. То есть все-таки вопрос был в сетях.Михаил СЛОБОДИН: Совершенно очевидно стоит вопрос сбалансированного развития и генерации, и сетей, и магистральных, и распределительных. Дело в том, что если вы будете иметь генерирующие источники и нет возможности доставить электрическую энергию в ту точку, которой она потребляется...ВЕДУЩИЙ: И самое главное, для этого нужны деньги, об этом мы поговорим уже в следующей части нашей программы, потому что мы прерываемся на новости.Итак, за время новостей мы окончательно договорились, что вся, конечно, проблема в деньгах, это было понятно. Вопрос: насколько правильно сейчас "Мосэнерго" будет вести свою политику в целях привлечения инвестиций? Имеется в виду предполагаемая эмиссия. Давайте начнем с вас, Михаил.Михаил СЛОБОДИН: На самом деле, насколько правильно, я думаю, что это нужно относить к менеджменту компании и соответствующих акционеров.ВЕДУЩИЙ: А вот очень хорошо, чтобы вы со стороны оценили этот вопрос.Михаил СЛОБОДИН: С моей точки зрения, сейчас стоит большая серьезная задача - проработать набор серьезных инвестиционных проектов по развитию генерирующих мощностей и соответствующее развитие сетевой инфраструктуры. Это задача не "Мосэнерго", поскольку она сегодня является генерирующей компанией, а соответствующих сетевых компаний, которые тоже функционируют на территории Москвы и Московской области.ВЕДУЩИЙ: Сегодня "Мосэнерго" разделилась на 13 компаний. С чем вы связываете это деление, как это поможет в привлечении инвестиций?Михаил СЛОБОДИН: На самом деле "Мосэнерго" разделилась на 13 компания, большая часть, подавляющая часть из которых никакого прямого отношения к производству электрической и тепловой энергии не имеет. Это сервисные компании, в которых сосредоточены социальные какие-то активы и так далее.ВЕДУЩИЙ: То есть бросили социалку.Михаил СЛОБОДИН: Освободили тарифы.ВЕДУЩИЙ: Простите, сразу перебью, а, кстати, с вашей точки зрения, скажется ли такое разделение на структуре формирования тарифов?Михаил СЛОБОДИН: Я думаю, что не скажется. Условно говоря, общая нагрузка тарифная в связи с разделением компании, по моему мнению, не увеличится.ВЕДУЩИЙ: Владимир, ваш комментарий пожалуйста.Владимир МИЛОВ: Кстати говоря, от этого и исчезает общая потребность в том, чтобы тарифы росли и у компании появлялось больше возможностей для инвестирования, потому что какой способ привлечения инвестиций вы не придумаете, будут это банковские кредиты или это будут дополнительные эмиссии, прямые инвестиции, все равно нужно обеспечить нормальную доходность этих инвестиций, для того чтобы инвестор пришел. Надо отдавать себе отчет в том, что сегодняшние тарифы, я буду говорить неприятные вещи, но это, как выясняется, правда. Сегодняшние тарифы нормальной доходности инвестиций не обеспечивают, поэтому мне кажется, что сегодняшние проблемы с кризисной ситуацией в связи с холодами в Москве, они как раз должны очень многому научить наших потребителей, что электроэнергия не бесплатное благо, которое сваливается с неба, что она стоит денег. Для того, чтобы она была всегда в нужном объеме, какую мы хотим, за это нужно платить. Мне кажется, что все-таки это должно в серьезной мере отрезвить общество, дать ему понять, что платить за электроэнергию нужно существенно больше.ВЕДУЩИЙ: Владимир, если я вас правильно понял, вы говорите так, что если сегодня сохранится та тарифная политика, которая проводится, инвестор не придет в энергетический сектор. Предполагаемая миссия на уровне 10 миллиардов, если я не ошибаюсь, которые планирует привлечь "Мосэнерго", не состоится.Владимир МИЛОВ: Скорее всего шансы провести ее успешно будут практически равны нулю. Очень мало будет инвесторов, которые при таких низких тарифах будут заинтересованы все-таки прийти и работать в "Мосэнерго".ВЕДУЩИЙ: Как вы считаете?Михаил СЛОБОДИН: Я с Владимиром согласен. Дело в том, что в большинстве случаев на сегодняшний день текущий уровень тарифов не обеспечивает приемлемую возвратность на вложенный капитал. Найти проекты, в которые можно вкладывать деньги, достаточно большая проблема на сегодняшний день.ВЕДУЩИЙ: Интересно, руководство РАО ЕЭС очень жестко привязала тарифы к инфляции, причем прогнозировало их рост, именно жестко связанный с инфляцией, на несколько лет. То есть провела такую пролонгированную несколько политику. На что же тогда они рассчитывали?Владимир ПУТИН: Ну, скорее я бы не стал говорить, что руководство РАО ЕЭС было инициаторами этого. Инициатором всегда было правительство, для которого регулирование инфляции является одной из таких важнейших макроэкономических задач, и которое никак не может решить вот эту монетарную задачку сдерживания роста денежного предложения и монетарные компоненты инфляции, как ее называют, поэтому назначили крайнего - это тарифы естественных монополий. На мой взгляд, РАО просто было вынуждено действовать таким образом, понимая, что